Аллитерация в контексте Фибоначчи

Иногда окружающая меня действительность таинственным образом выстраивается в цепочку созвучий. Аллитерация: кончик языка вибрирует у неба. Аллитерация. Полюбилась мне сразу, с уроков литературы незапамятных теперь времен. Вместе с ассонансом аллитерация образует особый сплав созвучий, драгоценные крупицы речи, отсеянные лотком опытного старателя.

Я почувствовала еще в школе, не зная, как объяснить: аллитерация – отражение скрытой работы разума, звуки подбираются подсознательно, словно бы сами по себе. Аллитерация доказывает гармонию высшего порядка, на которой строится Вселенная. Как в музыке есть ноты, а в математике – формулы, аллитерация и ассонанс – звуковые маркеры языковых молекул, отражение золотого сечения словесности. Вот уж действительно, «все есть одно», все едино в своей основе. Непонятно как, но это работает: если появляется в моей жизни созвучная пара согласных, то непременно в итоге все сложится в аллитерационную тройку, магнетически притянув недостающее звено.

Вот несколько примеров.

Кортасар, Саган и Сартр. Первый курс. Чтение запоем до синевы под глазами, увлечение философией экзистенциализма и вечный поиск ускользающего смысла – то смысла жизни, то ее красоты и нелогичности. «Выигрыши», «Тошнота» и «Немного солнца в холодной воде» прекрасно соседствовали на моей книжной полке, я с упоением изучала латынь, много читала, целые воскресенья пропадала в Ленинской библиотеке, и все, почти все тогда было впервые.

Паста, песто, пекорино. Переезд в Москву, работа дизайнером в крупной компании-дистрибьюторе продуктов питания. И great expectations, и грохот метро, и новые вкусы. Гастрономическая аллитерация временного отрезка, за который мы с мужем успели ощутить разницу не только между Нижним Новгородом и Москвой, но и между Балашихой и районом Сокольники.

Брэдбери, Ремарк и Генри. После мысли «пройдусь-ка я по старой доброй классике» наслаждалась тонким юмором американских новелл весь декабрь 2015-го. В начале следующего года Брэдбери принял эстафету от О. Генри на целых полгода, вперемешку с родительским чтивом: У. и М. Серз, И. Кон, О. Писарик, Л. Савко, И. Рюхова, Ю. Гиппенрейтер, Е. Комаровский, терабайты интернет-статей. Украшением аллитерационной тройки стал Ремарк. Сколько его произведений перечитала еще в юности, а вот «Три товарища» взяла в руки впервые.

Сейчас читаю Ньюфелда, Шмелева и Мопассана, Кристи и Куприна, но пока – ни одного намека на аллитерацию. Или в этот раз она будет не литературной, или я слишком устаю, чтобы ее заметить.

 

Фото: pixabay.com (Pezibear)